Логотип - В грибе

ГРУППИРОВКА
ПРОТЕЗ

Иконка - меню

кураторская провокация-реалити шоу «Свинцовое молчание»

21 февраля 2007, галерея «Новое пространство»

Осенью 2006 - зимой 2007 группировка "ПРОТЕЗ" провела кураторскую работу-провокацию, кульминацией которой стало реалити-шоу "Свинцовое молчание" в галерее "Новое Пространство" 21 февраля 2007 г. Для группировки это была чисто исследовательская работа, были важны вовсе не сами художественные работы, а реакция авторов на произошедшее.
Работа началась осенью 2006 г., после того как члены группировки возле дверей репетиционной точки Бориса Гребенщикова на "Пушкинской-10" обнаружили совершенно безумную работу некоего периферийного фэна, получившую название "Гитлер в Китае". Работа была настолько идиотична и являла собой столь яркий пример "Пафосного отстоя", что члены группировки решили сделать из этого событие и даже выставку одной картины. Однако все галереи ответили отказом. Тогда одному из членов группировки "ПРОТЕЗ" - Александру Вилкину был придуман псевдоним "Александр Пышный" и была придумана легенда о том, что он является лауреатом "премии молодых независимых кураторов РФ". Александр вскоре распространил по вузам объявления, на которые откликнулись амбициозные студенты художественных отделений. Работы этих студентов и составили костяк выставки "Свинцовое молчание", заявленной как выставка обитателей Психоневрологического интерната №1,гвоздем которой являлась картина "Гитлер в Китае".
21 февраля 2007 г. в галерее "Новое Пространство" открылась выставка "Свинцовое молчание". По легенде, за день до открытия куратор Александр Пышный был объявлен госпитализированным по причине острого параноидного приступа, а роль его ничего не подозревающих заместителей на открытии играли контактное лицо М. А. Донорский (Игорь Межерицкий) и сотрудник службы входа Иван Благодер (Гргигорий Ющенко).
В экспозиции присутствовали как сами картины студентов, так и выписки из диагнозов псевдобольных, такие как "диагноз - шизофрения, параноидная форма", "неряшлива, прожорлива, в постели часто неопрятна", "в 2003 г. пропил свою дубленку", "в состоянии аффекта наносит себе самоповреждения" и т. д. Тем не менее явившиеся на выставку студенты-авторы полностью проигонорировали все произошедшее, сели на циновки и так и сидели, вяло общаясь между друг другом на бытовые темы, вплоть до закрытия.
Группировка "ПРОТЕЗ" таки образом, выполнила две задачи - установила, какой манеры поведения устанавливаются люди в предложенных экстремальных условиях и, наконец, выставила легендарную анонимную работу "Гитлер в Китае".

полная документация проекта

проект «СВИНЦОВОЕ МОЛЧАНИЕ»
Предлагаемый проект представляет из себя подборку художественных работ обитателей Психоневрологического интерната № 1, созданных больными в ходе сеансов арт-терапии. Каждая работа сопровождается развернутой выпиской из истории болезни, в рамках проекта предполагается представить практически весь спектр психических отклонений от парафрении до дисморфофобии.
Проект вызрел в результате двухгодичной волонтерской работы в психоневрологическом интернате. Понимая с одной стороны, маргинальность, с другой стороны «заезженность» материала, отмечу, что основным ориентиром при его составлении стало совмещение максимально скрупулезного научного исследования работ с осознанием реальной актуальности проекта для современной культурной ситуации.
Фактически проект является первой в своем роде попыткой дешифровки языка (художественного) психически больного человека. Например: работы шизофреника разительно отличаются от работ человека страдающего Корсаковским синдромом. Выставки работ душевнобольных в настоящее время не являются диковинкой, но в большинстве случаев их значение и смысл не простираются дальше демагогии и давления на зрительскую жалость, выстраивается отношение «больной-здоровый». Между автором и зрителем в таком случае пролегает непроницаемая стена, стена свинцового молчания («свинцовым молчанием» в профессиональном языке психиатров именуется болезнь Альцгеймера. Мне показалось, что это определение, кроме того, является точной метафорой языкового непонимания, описанного выше). Для нас важно увидеть за каждым «больным» свою историю и, что не менее важно, свой пластический язык, этой историей обусловленный. «...геометрия есть осязаемая психология... душа круга встречается с душой треугольника... что они могут сообщить друг другу.» (Леонид Липавский «Исследование ужаса»). Перефразируя Липавского, можем сказать, что психология есть геометрия, и душа каждого «больного» выражает себя в присущих ему, его заболеванию пластических образах.
Говоря о языке и предстоящей пред ним стеной «молчания» нельзя не поставить вопрос о свободе выражения языка. В связи с темой нашего проекта нельзя не вспомнить расхожую легенду об якобы существовавшей в Москве начала 90-х рок-группе «Ансамбль психбригада», полностью состоявшей из временно оказавшихся на свободе обитателей ПНИ. Немногочисленные предельно низкого качества записи ансамбля удостоились упоминания в газете «Лимонка», где были названы актом протеста против общества, на который не способны были «нормальные». Даже если «ансамбль Психбригада» - всего лишь миф, его стоило бы выдумать. Сведя воедино тезисы Хайдеггера о том, что разум покоится на языке, а язык есть бездна (Мартин Хайдеггер «Язык»), мы придем к парадоксальному выводу, что разум, провалившийся в бездну неизбежно родит язык. Если мы вчитаемся в выписки историй болезни обитателей ПНИ (предельно анонимированые для большей объективности восприятия и из чисто этических соображений), то поймем- перед нами истории которые могут произойти по сути с каждым из нас, настолько велика бредовость и галлюцинаторность современной действительности. Так кем же в данном случае являются обитатели ПНИ - «несчастными больными» или людьми , пытающимися в собственном языке выразить идею свободы (на что в наше время способен далеко не каждый твердящий о сопротивлении индивид, позиционирующий себя как художника).
Этот проект - о преодолении, о преодолении человеком своей болезни, о преодолении стены молчания, о преодолении страха. Основной целью арт-терапии , проводимой в ПНИ является преодоление больным ужаса перед миром, перед миром оказавшимся для человека (что мы можем наблюдать из историй болезни) не «белым и пушистым», а жестоким и колючим. Как писал все тот же Липавский, «всякий страх есть страх перед оборотнем». Мир - оборотень, больной - обращающийся к оборотню на своем языке, наша цель - расшифровать, разъяснить этот язык, преодолев тем самым стену «свинцового молчания».

Александр Пышный, куратор.

Больная П-ва, 1978г.р. (история болезни представлена врачом В.А. Пидник), поступила в психиатрическую больницу №6 в 1995г., будучи учащейся 10 класса. Наследственность не отягощена. В дошкольном возрасте перенесла детские инфекции. Читать начала с 5 лет. Училась до 5 класса отлично. Настроение было всегда радостным. В подростковом возрасте начала интересоваться своей внешностью, огорчалась, что она полная. Весной 1994г. после просмотра французского фильма, в котором играла «красивая актриса с тонкой фигурой», П-ва стала резко ограничивать себя в еде (весила 54кг при росте 161см). Стала исключать из рациона хлеб, сладкое, уменьшила общее количество пищи, стала после еды делать упражнения «для живота». Похудела на 6кг., чем вызвала беспокойство родителей. За столом была очень напряжена. Когда её уговаривали есть, делала вид, что ест, при этом выбрасывала и прятала продукты. С ноября 1994г. похудела на 10кг. (вес 38кг.) прекратились менструации, появилась апатия, раздражительность. Жаловалась, что стала трудно понимать объяснения учителя. Утомлялась на занятиях. Начались конфликты с родителями по поводу еды, в ответ на просьбы близких поесть, могла резко ответить, нагрубить.В это время появился интерес к приготовлению пищи. Любила выбирать посуду, завела для себя специальные тарелочки, вилочки, ножи, ложки, любила ходить за продуктами на рынок.
лицо С января 1995г. началось лечение у психиатра, сначала амбулаторно, а затем в психиатрической больнице №6. Вес при поступлении был 35кг. При попытках персонала накормить больная грубила, делала вид, что ест, но выбрасывала пищу, вызывала рвоту после еды. После длительного медикаментозного лечения стала лучше есть. Выписана при весе 50кг. Однако через месяц вновь начал тревожить «избыток веса», стала опять ограничивать себя в еде, боялась «стать жирной». Вновь была помещена на стационарное лечение. Рецидивы болезни повторялись регулярно, в период с 1996 по 2000гг. помещалась в психиатрическую больницу девять раз. В 2001г. помещена в ПНИ №1 с диагнозом дисморфофобия.

"Утро" 2006 г.

Больной Л-дев 1975г.р. Первичный диагноз шизофрения, простая форма. Наследственность отягощена: брат отца страдает шизофренией. Больной развивался правильно. В школу пошёл 7 лет, до 5 класса учился очень хорошо. Очень любил книги о путешественниках и приключениях, был добрым и отзывчивым, преданно любил мать.
С 5-го класса успеваемость резко снизилась. Стал замкнутым, угрюмым, легко раздражался, вступал в драки с товарищами. Изменилось отношение к матери, не называл её больше мамой. Поведение стало странным: мог уйти на рынок вместо школы и целый день собирать там конфетные обертки, из детского ружья стрелял в мебель, в фонари на улицах. Поведение в школе вызывало нарекание учителей. Ненавидел родителей, относился к ним, особенно к матери, со злобой. Отказывался мыться и менять белье.
В 1993г. поведение стало ещё более странным. Заявлял матери, что «она разлагается», что «от неё исходит ужасный запах», бросал в неё вещи. Был зачислен на заочное отделение философского факультета СПбГУ. Успеваемость в университете была низкой. Дома оставался крайне тяжелым. Часами лежал в постели, плевал в окружающие предметы, раскачивался на стуле, пощипывал себя за щеку. Стал работать продавцом в коммерческом ларьке, агитатором на выборах по муниципальному округу, администратором в видеосалоне, но отовсюду уходил или его увольняли за грубость и нарушение дисциплины. Воображал себя гениальным человеком. Некоторое время посещал Академию Художеств вольнослушателем.
автопортрет По настоянию матери в 1995г. обратился в психиатрическую больницу №3, где пробыл два месяца. В отделении был замкнут, отгорожен от больных, некритичен к своему состоянию. Большую часть времени где-нибудь сидел, безучастно наблюдая за окружающими. Лечился аминазином.
После выписки не работал. Успеваемость первое время была несколько лучше, но в 1996г. был отчислен из университета, не сумев сдать экзаменационную сессию. Не мог организовать свой рабочий день, большую часть которого бродил по улицам, приставал к прохожим. Начал опять крайне агрессивно относится к матери. Был вторично направлен в психиатрическую больницу, откуда в 1997 г. был переведен в ПНИ №1, с диагнозом параноидная шизофрения.

"Автопортрет" 1999 г.

Больная С-ова 1977 г. рождения, диагноз - ювенильное слабоумие. Окончила 4 класса вспомогательной школы. Работала уборщицей в булочной. Потом занималась домашним хозяйством. Была замужем, детей не имеет.
По словам соседей, с 1997 г. начала меняться по характеру: стала раздражительной, злобной. Зарплату тратила почти всю на сладости, которые раздавала знакомым. Себя плохо обслуживала, ей помогала сестра. По ночам спала плохо, стучалась к соседу, говорила что ей страшно, что у нее воруют вещи через форточку. Психиатром психоневрологического диспансера в феврале 1998 г. направлена в психиатрическую больницу им. Кащенко. В больнице первое время жалуется на преследование со стороны соседей, которые хотят украсть у нее ключи от комнаты, телевизор, делают дырки в двери ножом, ругаются. Часто пишет заведующей отделением жалобы на больных, которые якобы украли у нее много вещей: кастрюлю, шкаф, одежду, белье, стол, посуду.
Критика к своим высказываниям отсутствует, неряшлива, прожорлива. Остатки еды прячет в постели, возбуждается, плачет когда эти остатки у нее отбирают. Пребыванием в больнице тяготится, просит о выписке. В ноябре 1998 г. выписана на попечение сестры.
Через несколько месяцев состояние вновь ухудшилось. Жаловалась, что соседи часто говорят о ней по телефону, ругают ее. В марте 1999 г. стала утверждать, что в соседней комнате по магнитофону и по радио называют ее фамилию, угрожают выселить из квартиры в три дня. Стала злобной, подозрительной, ночью не спала, ходила по квартире, зажигала везде свет, стучала к соседям в двери. В мае была стационирована в больницу им. Кащенко, откуда в сентябре направлена в Психоневрологический интернат №1 с диагнозом ювенильное слабоумие.

"В Африке" 2006 г.

Больной С-ев , 1978 г. рождения, диагноз - хронический алкоголизм с деградацией личности. (История болезни предоставлена доктором Г. М. Братусем). В детстве рос и развивался нормально. В школе - с 8 лет, учился отлично. По характеру - общительный, жизнерадостный. После окончания школы поступает в академию театрального мастерства, в 2001 г. оканчивает ее. Выступал на школьных вечерах, в театре-студии "Образ". Пользовался успехом у зрителей. Потом перешел в филармонию на должность актера-чтеца. Больной имел много друзей, был "душой компании". Женат в 1999 г., детей нет.
Алкоголь употребляет с 1999 г. Сначала пил редко, по праздникам, в компании. С 2002 г. стал пить чаще. Изменяется характер. С-ев делается раздражительным, придирчивым, циничным и грубым. В 2003 г. от больного уходит жена из-за злоупотребления им алкоголем. Вскоре он женится вторично.
Меняется отношение к работе. На концерты стал являться в нетрезвом виде. Изменился и характер выпивки: больной отошел от прежних друзей, пить стал один. Пропивает всю зарплату, не дает денег семье, наоборот, берет у жены деньги "на опохмеление".
Летом 2003 г. пропил свою дубленку.
В 2004 г. по совету жены обратился к психиатру с просьбой полечить его от алкоголизма. Но, не дождавшись начала лечения, запил. Обратился к психиатру вторично и был направлен в больницу им. Кащенко. В больнице подавлен обстановкой в отделении, обещает бросить пить.
После выхода из больницы увольняется из филармонии и получает направление на другую работу. Но туда больной не пошел - запил. Дома устраивал скандалы, требовал денег на водку. Пропил платья жены и ее матери. Для прерывания запоя стационировался повторно в больницу. После выхода из больницы С-ев опять запил. Всего за период полутора лет поступал в больницу 14 раз, практически каждый месяц. В 2005 г. от больного уходит вторая жена. С трудом устраивается на работу грузчиком, откуда его увольняют за пьянство. Живет один, комната в антисанитарном состоянии, на кровати нет даже постельного белья и матраса. Больного никто не посещает, друзей нет. Во время запоя пропивает с себя вещи. В 2005 г. пропил одежду, которую на свои деньги купил для него районный психиатр. В состоянии опьянения циничен, агрессивен, устраивает скандалы на улице.
В начале 2006 г. поступил в Психоневрологический интернат №1. Пребыванием в интернате не тяготится. Груб с персоналом, с лечащим врачом держится без чувства дистанции. Ничем не интересуется, общается избирательно, предпочитая группу больных - алкоголиков и психопатов, разлагающе действуя на них, убеждает их начать пить водку, настраивает против персонала.

"Изгнание из ада. Данте". 2006 г.

Больная К-вская , 1981 г. рождения. Диагноз: эпидемический энцефалит (история болезни предоставлена доктором В. А. Збихли)
Заболела в 2003 г. Появилась резкая сонливость, которая продолжалась около недели и сменилась бессонницей. Отмечалось слюнотечение, левосторонний парез ноги и боль в области наружной части левого плеча, повышение температуры. Имели место иллюзии и галлюцинации. На стенке вокруг вентилятора "бегали мыши", на полу прыгали фигуры, кружились "танцующие рожи".
С этими явлениями больная поступила в Боткинскую больницу. Через несколько дней появились кратковременные расстройства сознания, больная не могла найти своей палаты, постели.
Через несколько месяцев была переведена в Психоневрологический интернат №1. Там психический статус больной изменился.
Больная в ясном сознании, правильно ориентирована в окружающем, несколько амимична. Тихий, мало модулирующий голос. Много лежит, жалуясь на утомляемость и головные боли. С трудом и не сразу дает анамнестические сведения. При этом останавливается на подробностях, не имеющих отношения к существу вопросов. Внешне добродушна, эмоциональна. Однако это состояние быстро сменяется раздражительностью, злобностью, доходящими до брутальной взрывчатости, в состоянии аффекта наносит самоповреждения. На этом фоне общей эмоциональной неустойчивости имеется заинтересованность в выздоровлении.

б\н 2005 г.

Больная С-рова , 1980 года рождения. Образование среднее. Диагноз - шизофрения, параноидная форма. Ранне развитие больной протекало без особенностей. В школу пошла 7 лет. Училась хорошо. Росла упрямой, резкой девочкой. Стремилась во всем быть первой.
В 1999-2000 гг. стала чрезмерно "деятельной", настроение было всегда "восторженное", легко знакомилась с людьми.
В 2001 г. поступила на художественно-графический факультет Педагогического Университета. Много занималась. Впервые появилась несвойственная больной подозрительность.
Стала злобной, грубой. Начала подозревать своего мужа в "плохих поступках". Привела его в милицию. Там была осмотрена психиатром и стационирована в психиатрическую больницу №3. При поступлении в больницу была малодоступной, злобной, возбужденной. Считала, что враги в сговоре с мужем, связаны с враждебными людьми, которые "заражают людей раком". В больнице пробыла 24 дня. Лечилась аминазином и инсулином. Выписана в хорошем состоянии. Дома чувствовала себя хорошо. Успешно сдала зачеты. Вскоре состояние опять ухудшилось. Нарушился сон. Опять появилась подозрительность, выгоняла мужа из дома. Появились страхи.
В ноябре 2003 г. была стационирована повторно. При поступлении манерна, многоречива, дурашлива, на лице неадекватная улыбка. Заявила, что слышит "голоса из космоса", испытывает на себе постороннее воздействие. Кто-то "действует на ее мысли", "ощущает, что в разных частях тела что-то дергается". Временами возбуждена, стремится куда-то бежать. Тон высказываний пуэрильно-восторженный, то плачет, то смеется. Проявляет агрессию по отношению к больным. Состояние стабильное, без улучшений. В начале 2004 г. переведена в Психоневрологический интернат №1. На настоящей выставке представляется уникальный шанс проследить развитие болезни - представлены как учебные работы, выполненные до поступления в ПНИ №1, так и созданные во время сеансов арт-терапии уже во время пребывания в лечебном учреждении.

б\н 2005 г.

Больная Л-ва, (история болезни предоставлена доктором С.В. Педсаеловой)
1977 г. рождения, образование 5 классов. Поступила в больницу им. Кащенко в 1994 г. после пулевого ранения навылет в область лба (случайно попала в перестрелку в кафе "Флирт"). Жалоб при поступлении не выказывает. Заявила, что здорова, беспокоит лишь небольшая слабость. Настоящее ранение имело место 4. 04. 1994. На второй день после ранения оперирована. Твердая мозговая оболочка нарушена соответственно дефекту кости. В послеоперационном периоде - затемненное сознание с двигательным беспокойством. В дальнейшем имеются указания, что больная крайне вяла, ничем не интересуется, ко всему глубоко безразлична. Жалоб не высказывает, в месте и времени грубо дезориентирована. Больная ничего не знает о ранении, настроение беспечное, нередко с оттенком эйфории. По консультации профессора Н. Н. Шмарьяна больная была переведена в больницу им. Кащенко.
Амимия, зрачки широкие, правильной формы, ровной величины. Больная во времени, месте и окружающем ориентирована неправильно. Так, в одном случае заявляет, что сейчас 1990 г., в другой раз называет 1992, 1997. После многомесячного пребывания в отделении говорит, что находится здесь всего несколько дней, в другом случае говорит, что здесь находится давно, больше трех лет. Чаще всего заявляет, что находится где-то в близи Москвы, что это учреждение со множеством функций, главным образом производственных и что сюда она скорее всего направлена для повышения квалификации.
Персонал принимает за педагогов и делопроизводителей. С ее слов с определенностью можно установить лишь ее месторождение. При соответствующих наводящих вопросах указывает, что ранена в голову. По собственной инициативе никогда ни к кому не обращается, на поставленные вопросы отвечает мгновенно, не задумываясь над их содержанием. Не замечает нелепости ответа. Крайне внушаема. Легко соглашается с любым утверждением, даже нелепым, с такой же легкостью от него отказывается. Так, на вопрос, почему она так много спит, отвечает: "устала, отдыхаю". Обьясняет это тем, что часто ездит по специальным нарядам на работу. Полностью отсутствует сознание болезни.
Настроение беспечное, в беседе оживляется, смеется. Заявляет, что о будущем никогда не думает: "все давным-давно передумано". Родных не вспоминает, по собственной инициативе никогда не прочтет полученного из дому письма. Часто бывает неопрятна, на замечания персонала и больных по поводу неопрятности не реагирует. Имеет место повышенный аппетит. Поведение больной часто бывает нецеленаправленным. Так, увидя на вешалке, по выходе из кабинета пальто и зонт, не задумываясь, накидывает на плечи пальто и с раскрытым зонтом возвращается в палату. Обьяснить свой поступок не может.
Состояние стабильное, тенденций к улучшению не наблюдается. В 1996 г. была переведена в психоневрологический интернат №1.

Блудные дети. Гранат. 2000 г.

Больная К-ва, (данные исследования доктора С. Я. Рубинштейн) 1982 г. рождения, образование 4 класса школы, окончила ПТУ по специальности маляр-штукатур. Работала на стройке, в 2003 г. при падении с лестничного марша второго этажа получила сквозное ранение обеих лобных долей (наткнулась на торчащий арматурный штырь). Было отмечено истечение мозгового вещества из входного и выходного отверстий. Через день после ранения произведена операция удаления многочисленных костных осколков, внедрившихся в мозговое вещество.
Психическое состояние через полтора месяца: больная правильно ориентирована в месте, времени и окружающей обстановке. Знает о своем ранении, но считает его легким, предполагает, что скоро вернется на свою работу. Доступна, словоохотлива, безмятежно весела, охотно подчиняется режиму. Но если подруги предлагают какое-либо мероприятие, нарушающее режим, также беспрекословно следует за ними. По просьбе подруг часто играет на гитаре песни Виктора Цоя, напевает, но, будучи предоставлена самой себе, бездеятельно сидит молча.
По назначению врача больная начала работать в мастерских трудовой терапии. Охотно бралась за любую, даже за самую тяжелую работу, но никогда не заботилась о качестве работы, никогда не интересовалась результатами работы в целом. Часто, начав какую-нибудь работу, выходила покурить и не возвращалась в мастерскую. Однажды, сострочив на швейной машинке две части одежды так, что лицевая сторона оказалась пришита к изнанке, в ответ на замечание рассмеялась и заявила: "Сойдет!".
После прохождения курса лечения признана инвалидом третьей группы. Собиралась поехать к дяде, потом решила ехать в гости к соседке по палате. С момента выписки больной из больницы неправильность ее поведения стала особенно очевидной. Устраивается приемщицей на склад, но в первый же день работы уходит по зову подруги в кино, затем легла спать, оставив работу невыполненной. На протяжении нескольких месяцев, пока больная действовала "под диктовку", она хорошо работала, вызывала симпатии окружающих своим неизменным добродушным и покладистым нравом. При малейшей же самостоятельности обнаруживала безответственность, неправильность поведения, от которой страдала сама и страдали товарищи по работе: раздала ящик чужих запасов, уходила среди рабочего дня с работы, чтобы выполнять нелепые поручения подруг. По требованию родных помещена в 2005 г. в Психоневрологический интернат №1.

Летучий корабль.Алые паруса. 2004 г.

Больной З-ов, 1965 г. рождения. Диагноз - прогрессивный паралич. Больной рос нормально. Успешно окончил медицинский факультет, работал врачом-хирургом. В возрасте 24 лет перенес заболевание сифилисом. В возрасте 37 лет выявились первые признаки душевного заболевания: производя операцию допустил грубейшую ошибку (ушил толстую кишку в желудок), что стоило больной жизни. При судебно-психиатрической экспертизе был установлен диагноз "пргрессивный паралич". По просьбе родных стационирован в психиатрическую больницу №6. После проведенного лечения пытался работать, но на работе не удержался.
Правильно ориентирован, доступен. Многоречив, с больными часто болтлив. Знает о своем заболевании, но относится к этому факту с большой легкостью. Постоянно повторяет, что у него "остаточные явления" после перенесенного прогрессивного паралича, но они "ничтожны", это "мелочь", которая не помешает ему работать хирургом. Вспоминая о своем грубейшем хирургическом промахе, с улыбком, как бы мимоходом, говорит, что "допустил некоторую ошибку, у всех бывают случайности". В настоящее время считает себя здоровым ("как бык" - говорит больной). Убежден, что может работать хирургом, главным врачом больницы. В то же время больным отделения дает самые нелепые советы. Не стесняясь, рассказывает всем, что познакомился со своей женой в пивной. В 2000 г. помещен в Психоневрологический интернат №1.

Из Калинина в Тверь. 2003 г.

Биографические сведения об авторе отсутствуют, известно, что он умер не позднее 1973 г. История болезни утрачена после большого пожара в ПНИ № 1 в 1978 г. По словам врача Педсаеловой, существовало еще четыре работы пациента, но они дошли только в названиях ( «17-я симфония Шуберта», «На западном фронте без перемен», «Застывшая музыка», «Актриса весна»).

Гитлер в Китае. ? г.