Логотип - В грибе

ГРИГОРИЙ
ЮЩЕНКО

Иконка - меню

Кто называет это чернухой - просто ничего не понимает


Интервью сайту PublicPost, 21 января 2013 г. Оригинал: shimme.3dn.ru

На картинах Григория Ющенко черти пристают к прохожим, милиционеры раскрашивают портреты Путина, а Александр Розенбаум рекламирует "нейролептический боевик "Аборт головного мозга". Его иронично-абсурдные и небрежные работы напоминают рисунки в школьных тетрадях, хотя сюжеты далеко не детские: алкоголизм, наркотики, домашнее насилие, полицейский беспредел. Выставки художника, который трижды номинировался на премию Кандинского, заканчиваются судебными разбирательствами, их со скандалом запрещают через несколько дней после открытия. Впрочем, сам Ющенко находит свое творчество исключительно позитивным: "Кто называет это чернухой — просто ничего не понимает". Диковатые идеи для своих работ 26-летний художник черпает из региональной криминальной хроники: его любимые газеты — "Криминал" и "Мир криминала".
"Я очень вдохновляюсь ими, — признается Григорий, — когда мне грустно, всегда читаю. Вот мне очень понравилась последняя новость — "В Нижнем Новгороде фанат Deep Purple убил фаната группы "Бутырка".

"Совершенно не такие люди"

В этом году на Премию Кандинского я посылал "Русских чертей" (один из последних проектов художника — прим. ред.), но они не прошли отбор. Видимо, я их задолбал уже. (Григорий до этого трижды номинировался на Кандинского в категории "Молодой художник года" — в 2007, 2008 и 2010 годах, в 2008-м даже вышел в финал — прим. ред.) Но я не сильно расстроился, что мне ее тогда не дали. Я посылаю проекты. Все равно это какое-то движение, возможность в Москву съездить.

Я практически не общаюсь с другими художниками, потому что в большинстве своем они очень тупые, ограниченные люди, которые ничем не интересуются — ни музыкой, ни литературой. Замкнуты в своих цеховых вещах, очень скучные. А в Союзе художников другая жизнь. Я даже не хожу туда. Тот же Межерицкий (художник Игорь Межерицкий — соратник Ющенко по арт-группе "Протез" — прим. ред.) пытался вступить в Союз художников — его попросту не взяли, Наташу (Наталья Романова — поэтесса, жена Ющенко — прим. ред.) не приняли в Союз писателей. Мы совершенно не такие люди, чтобы это было возможно.

Питер — столица дураков

В Питер я переехал еще ребенком. Рисовать начал в 19 лет. До этого делал какие-то любительские вещи. Потом пришел в творческое объединение Parazit. Через год оттуда вышла группировка "Протез" — три участника (Ющенко, Игорь Межерицкий и Александр Вилкин) решили отделиться и делать свои, более трешовые вещи. Питер я не люблю. Это такой город-заповедник, по которому очень здорово гулять. Но в культурном плане он очень отсталый по сравнению с той же Москвой. Все это прикрывается тем, что у нас есть Эрмитаж... А после принятий новых законопроектов (о запрете пропаганды гомосексуализма — прим. ред.), Питер можно смело объявлять столицей дураков.

По профессии (искусствовед) я бы вряд ли смог работать. Пришлось бы писать про откровенную ерунду. Мне искусствоведов искренне жалко — такую чепуху им приходится писать, откровенно хвалебные вещи. Скорее всего, я этим (искусством) действительно и дальше буду заниматься. Сейчас я художник, а так вообще не пойми кто. Ты хоть что-то делаешь в жизни, у тебя есть какой-то важный ориентир.

"Политическое искусство — это сифилис мозга"

У всех этих леваков сифилис мозга страшный. У них вся левость чисто в декларациях, а сами работы — скучные и убогие. У "Войны" были две хорошие акции — "Член на Литейном мосту" и "Менто-поп", но потом они сдулись. У Pussy Riot акция простенькая, да и вызвала она только негативные последствия — как для них самих, так и для всех остальных.
Я поднимаю социальные темы, да, но не политические. Вот плакаты с Путиным и Медведевым я не делаю, не потому что боюсь, а потому что это туповато, на мой взгляд. Какая-то слишком предсказуемая вещь. У арт-группы "Протез" была одна акция (в 2007 году перед думскими выборами — прим. ред.) — "Продажа голоса", которую все восприняли как политическую. Мы с товарищами взяли картонки, как у нищих у метро, с надписью "Продам свой голос" и встали у избирательного пункта. Накануне я нашел бесплатную газету "Петербургский дневник" (официальная правительственная газета — прим. ред.) со смешной маразматической статьей про то, как покупаются голоса на выборах. Решил проверить — работает ли эта техника или нет. В итоге мы получили по 500 рублей штрафа за несанкционированный митинг. У меня до сих пор хранится тот протокол: почему-то про меня везде говорится в женском лице. А про Наташу написали: "На руках Романова держала мягкую игрушку ("крыса-панк") с таблицей на шее "Продам свой голос за бухло".

Менты на помойке

Для проекта "Волшебная психоделическая милиция" мы снимали, как менты танцуют на помойке под идиотскую колбасную музыку. Милицейскую форму я очень долго искал по знакомым и в ЖЖ, один комплект мне даже из Москвы прислали. Нашел где-то одну палку резиновую, вместо второй палки использовали шланг с помойки. Первая часть ролика снималась в соседнем дворе, там было все нормально. Никто не реагировал. А потом мы решили доснять в другом месте, и там нам сильно не повезло — около нас бухали водку два беспредельных рыла из угрозыска, предъявили корочки, вызвали ментовозку. Мои товарищи сильно перепугались — один вообще в ментовке никогда не был, другой гражданин Украины — а у них это очень серьезная статья, за нее сажают. Менты мне говорят: "Этим — ношение формы незаконное, а ты уходишь и все". Товарищам выписали штраф на 500 рублей, форму конфисковали. Самое смешное, что они конфисковали не только дубинку резиновую, но и шланг с помойки. Это мне очень понравилось. Но на этом история не заканчивается. Потом Андрею (который играл одного из милиционеров) на домашний адрес приходит повестка в суд — ему опять предъявляют то же правонарушение. "Что? Я уже заплатил!" А ему говорят: "Что это такое ты заплатил? Эти реквизиты мы в первый раз видим".

Ваенга и наркотики

Я сделал большую серию плакатов — рекламу практически всем веществам, легальным и нелегальным (за основу плакатов художник брал афиши звезд отечественной эстрады и перерисовывал их — прим. ред.). Выставка "Реклама наркотиков" открылась на Пушкинской, 10 в галерее Navicula Artis. Туда пришли тележурналисты с "5 канала" — не знаю, откуда они взялись, я их не звал. Они стали звонить всем исполнителям, изображенным на плакатах, и спрашивать, не хотят ли те прокомментировать выставку. Единственный, кто откликнулся, — Елена Ваенга, которая очень оскорбилась. Она явилась в галерею и перед телекамерой сорвала афишу со своей рожей. Выставку закрыли, но в результате в интернете ее посмотрело очень много людей. У меня осталось это замечательное видео с Ваенгой. И что самое интересное — Ваенга после этого пошла в гору, начала собирать БКЗ и Ледовый дворец!

"Селигер мозга"

В прошлом году я побывал на Селигере — меня позвали поучаствовать в студенческой выставке. Пригласили и пригласили. Я своими глазами хотел посмотреть, так ли это страшно, как рассказывают. Сделал достаточно издевательскую работу "Солитер мозга" — там был червь, вылетающий из башки. Сразу же нашлись люди, которые исправили надпись на "Селигер мозга", и это все в таком виде висело... А так, я там ни с кем не общался. Вообще это курьез какой-то — думаю, больше не позовут.
А вот на Антиселигер я бы не поехал точно. С оппозиционерами нельзя иметь дела. Я этих людей знаю — они даже дорогу не оплачивают. Тут, на Селигере, хотя бы привезли-увезли... Я вообще обычно участвую везде, куда позовут. Путин зовет? Да, пожалуйста! Главное, чтобы проезд оплатили.

Музыка, видео, телевидение

У нас был музыкальный проект — порно-шансон-певица Альбина Сексова, ей уже за 50 лет. Она при этом член Союза художников. Мы с Натальей писали тексты, а она выступала — пела песни абсолютно издевательского оскорбительного характера, типа "Еду на аборт". Было даже несколько концертов. В Вологде публика отлично реагировала — только музыка начинает играть, а они уже подпевают. А до этого у нас был проект "Сергей Унитазов" с бардовскими песнями.
А еще мы снимаем ролики-пародии на популярные телевизионные шоу, такие как "Суд идет". Мы навали это "Самосуд идет": сидят три рыла в подъезде и судят тех, кто проходит по лестнице. И доказательства преступлений берутся из газет, которые лежат у них под жопой. Показано сознание человека, который насмотрелся этих передач и решил в них поиграть у себя в подъезде.

Настоящие художники

Жанр "хард-джампинг", в котором арт-группа "Протез" работала несколько лет, придумал Игорь Межерицкий. Была новость такая, что в Америке подростки какие-то занимались хард-джампингом — прыгали по чужим машинам, снимали все это на видео и выкладывали в интернет. Нам это очень понравилось, и мы решили так назвать свой жанр. Сначала мы просто что-то пририсовывали к уличным плакатам, меняли подписи, а потом на основе рекламных афиш стали делать сюжетные работы. У нас были две выставки — "Порнохолокост" у Гельмана и "Девять имен России" в Зверевском центре.
"Исправляй! Угарай!" (питерская команда, которая специализируется на римейках рекламных щитов — прим. ред.) мне не нравятся. У них тупые лозунговые высказывания, которые надо буквально понимать, а я люблю, чтоб какой-то прикол был, стеб. А у них все слишком серьезно для меня.
Мне обычный стрит-арт не нравится. Я люблю аутсайдер-арт — работы городских сумасшедших. В Москве был чувак — он клеил на улицах совсем маленькие микроплакаты идиотского содержания: "Воруем сахар, телефон такой-то". Или Сотов из Владимира (Сергей Сотов на своих уличных плакатах пропагандирует борьбу со вселенским злом: интернетом, телевидением, машинами и собаками — прим. ред.). Вот такое мне очень нравится. Эти художники находятся вне художественной сцены, вне течения, художники-любители, часто совершенно сумасшедшие люди. Они мне намного интереснее, чем профессионалы. Показательным вариантом аутсайдер-арта являются разрисованные учебники в школах: тебе этот учебник достался, и ты абсолютно не знаешь, кто это нарисовал, а положительные эмоции приносит. Я считаю, что такие люди намного больше художники, чем те, кто в галереях выставляется.

Беседовала Вероника Комарова.